Фармацевтический рынок Украины. Правила — новые, хозяева — старые

c7d55d5625505e2f33c301c1ad544e36

Фармацевтический рынок Украины – пункт, до сих пор остающийся под знаком вопроса. И все же, отечественный фармрынок монополизирован, или в этой области можно найти здоровую конкуренцию?

Как минимум, в столице действительно существует определённая монополия, пишет 

В августе прошлого года УП опубликовала журналистское расследование на тему того, что происходит срыв реформ в сфере здравоохранения. Обвинили в этом Александру Павленко – первого заместителя главы Минздрава. По словам журналистов, Павленко внесла ряд поправок в некоторые законопроекты, которые не приняли, поскольку такие изменения нивелировали суть самой реформы. К примеру, неограниченный срок подачи закупок хотели заменить на ограничение в 2015-м. Вместо нормы о проведении закупок исключительно по процедурам международных организаций, появилась ни к чему не обязывающая формулировка «привлечение специализированных учреждений ООН».

Эти же «поправки» появились в альтернативной версии законопроекта, зарегистрированном  – депутатом БПП и владельцем фармацевтической фирмы «Дарница», которой Александра Павленко раньше оказывала юридические услуги.

Такие действия не остались без внимания активных деятелей фармрынка. 18 марта 2015 года Европейская бизнес-ассоциация и Американская торговая палата в Украине совместно с украинскими фармацевтами направили письмо президенту и премьер-министру Украины. В нём шла речь о потенциальных проблемах, которые могут возникнуть, если не принять законы, призванные уничтожить коррупцию в закупке лекарств. Кроме того, в письме речь шла о трудной коммуникации с Минздравом. К тому же, депутат Оксана Корчинская инициировала проведение расследования в Министерстве здравоохранения. Результаты заняли 62 страницы текста. Обвинения в срыве госзакупок, саботаж уже выделенных государством денег, которые должны были отправить для лечения за границей бойцов АТО и онкобольных детей, а также блокирование регистрации сотен наименований уже имеющихся препаратов, что сделало невозможными их поставки в больницы,подтвердились. В связи с этим резюме гласило, что правительству предлагается уволить министра Александра Квиташвили и его первого заместителя Александру Павленко. К слову, сама Павленко от связей с Загорием открещивается.

«Я не была адвокатом Глеба Загория лично. В свое время была привлечена для разрешения двух судебных споров как адвокат на фармзавод «Дарница». Глеб Загорий не являлся единоличным собственником этого завода. В то время управление было связано с его отцом и другими людьми в менеджменте. Моя юридическая компания представляла этот завод, и я никогда этого не скрывала. Это был публичный судебный процесс, который касался препарата «Корвалол». И ничего существенного в этом я не вижу», — сообщила Павленко в интервью УП.

Эту информацию готов подтвердить и Павел Ковтонюк – проектный менеджер по реформе здравоохранения Национального совета реформ.

«Я, проработав год с госпожой Павленко, не могу дать Вам ни одного свидетельства на этот счёт (речь идёт о помощи Павленко Глебу Загорию в монополизации фармрынка, – Ред.). У меня нет ни одного факта, которые бы это подтверждали. Существуют реальные пробелы в нормативной базе, но с деятельностью Павленко это не связано».

Другого мнения Ольга Стефанишина, глава организации «Пациенты Украины», спасающей неизлечимо больных.

«Павленко — человек Глеба Загория, владельца фармацевтической компании Дарница. Павленко начинает все это саботировать. Раньше она работала на Партию регионов. Как она попала заместителем? Я думаю, что Сандро ее навязали из Администрации Президента. Мы ему говорили: «Сандро, это лоббист! Будет плохо, им не нужна реформа!». А он говорит: «Я в такой ситуации, что не могу с вами сотрудничать и не могу ничего комментировать», — рассказала активистка в интервью Новому времени.

Кроме того, , председатель парламентского комитета по вопросам здравоохранения, также заявляла об участии Загория в монополизации фармрынка. По её словам, Загорий и Третьяков зарабатывают на медицинских тендерах.

«Чтобы получить разрешение на реализацию препаратов, необходимо экспертное заключение от ГЭЦ (Государственный экспертный центр). На основании этого заключения Государственная лекарственная служба выдает разрешение на использование препарата, и вносит его в госреестр лекарственных средств. Недавно, по «случайному» стечению обстоятельств, в конкурсе на замещение должности директора ГЭЦ победил Иван Бавыкин, экс-помощник Глеба Загория на посту народного депутата. Самое интересное то, что он в фармацевтике не смыслит практически ничего», — сообщила Богомолец.

Новый премьер-министр, к слову, остался недоволен Александрой Павленко., едва вступив в должность, одним из первых публично отчитал в Верховной Раде заместителя министра за отсутствие в Украине лекарств для онкобольных детей. Для Павленко это вылилось в увольнение, а Минздрав временно возглавил далёкий от бизнеса Загория Виктор Шафранский.

Новое правительство объявило «войну фармацевтической мафии» — так это назвал сам Гройсман. Кроме того, ранее первый вице-премьер министр заявил о том, что Кабмин подготовил законопроект, который создаст на фармацевтическом рынке Украины тёплые климатические условия для иностранных компаний, чем повлечёт за собой демонополизацию рынка. Проект предусматривает недорогие и качественные лекарства ведущих мировых производителей, которые смогут на равных конкурировать с отечественной продукцией. Павел Ковтонюк одобряет такую инициативу.

«На мой взгляд это хорошо. Конечно, существуют определённые барьеры. В основном нормативные, которые делают фармацевтический рынок Украины не совсем рынком. Есть ощутимый перекос в сторону украинских производителей – им легче заходить на рынок. Для иностранных компаний заходить сейчас на украинский рынок очень дорого. Нужно снять эти барьеры. Одна из инициатив – одностороннее признание регистрации лекарств, в странах со строгим регуляторным регулированием. То есть, если препарат зарегистрирован в Канаде, Германии или Швейцарии, он не должен проходить перепроверку в Украине, потому что мы доверяем тому органу, который провёл там проверку и сообщил, что препарат безопасен. Например, препарат, зарегистрированный в Швейцарии, не должен проходить перепроверку у нас. Как будто мы можем добавить что-то новое. Я не говорю, что это сразу решит все проблемы, так как в законодательной базе их много. Нужно сохранить украинский фармрынок. Но я считаю, что появление жёсткой конкуренции только пойдёт украинским компаниям на пользу. Будут стимулы повышения качества препаратов и пациент будет выигрывать», — рассказывает Ковтонюк.

Едва ли с ним согласен Глеб Загорий, попытки которого монополизировать фармрынок Украины и стать абсолютом в производстве лекарств пока не увенчались успехом. Киевские химфарм заводы вроде «Борщаговки» не спешат сдаваться на милость «Дарнице». А если верить в связь Загория и Павленко, то последний остался без главного лоббиста своих интересов в Министерстве.

Похожие новости

Posted in Новости.